Сайт Евгения Гомана

 

 :: ГЛАВНАЯ

:: ЛИЧНОСТЬ

:: ФОТО

:: ВИДЕО

:: ПРЕССА

:: РАБОТА

:: ТРАССА

:: НОВОСТИ

:: МУЗЫКА

:: МЮЗИКЛЫ

:: ДОМ МОЛОДЕЖИ

:: ТЕАТР

:: ССЫЛКИ

 

:: Создание либретто

 

Либретто – глубокое, афористичное и вместе с тем простое и понятное, и одухотворившая его запоминающаяся, красивая, эмоциональная музыка, соединяющая звучание симфонического оркестра и электрических музыкальных инструментов – не в этом ли залог успеха любой рок-оперы? Но умолкаю – слово драматургу.

Юрий Димитрин: «Мне кажется, что Журбин – один из немногих сотрудничавших со мной композиторов, ясно осознающих первостепенную важность самой тщательной литературной разработки либреттного материала. Понимая, что и музыка, и либретто оперы в равной степени должны быть подчинены сценичности будущего оперного спектакля, он следует парадоксальной, на первый взгляд, заповеди Глюка: "Начиная сочинять оперу, я забываю, что я музыкант". И в дальнейшем – на репетициях и после премьеры, в работе и в творческих спорах Журбин немало способствовал именно театральной целостности спектакля, его сценической завершенности.

Хочется рассказать еще об одной особенности соавторства композитора и либреттиста в опере "Орфей и Эвридика". Чтобы композитор мог более ясно представить себе всю музыкальную драматургию будущей оперы, текст либретто – так происходит почти всегда – пишется раньше музыки. С "Орфеем" дело обстояло несколько иначе. После того, как сюжет оперы был придуман и достаточно подробно разработан, явился текст первой сцены. Он тотчас же был отдан композитору, которому не терпелось начать работу. Так происходило и с последующими эпизодами оперы: либретто опережало музыку всего на одну-две сцены. И вскоре создалось чрезвычайно рискованное для рождающейся оперы положение, когда ее первая часть была написана, что называется, "набело", а вторая даже не начата – ни словом, ни нотой.

Однако риск этот в конце концов оказался оправданным. Журбин предложил мне опереться на уже готовую музыку и так "конструировать" дальнейшие эпизоды, чтобы каждая музыкальная тема первой части непременно повторялась бы во второй. Этот неожиданно найденный принцип, быть может, слишком прямолинейный для традиционной оперы, для произведения типа "Орфея и Эвридики" оказался, на мой взгляд, весьма плодотворным».

28 ноября и 11 декабря 1974 г. состоялись заседания худсовета Ленконцерта, на которых авторы представили свое детище: Композитор пел и играл на рояле, а Либреттист подпевал, где мог, и читал ремарки. Сейчас сложно представить, что нашей истории могло бы не быть по милости очень большой и очень круглой печати какой-нибудь «тройки»… Но все прошло благополучно: оперу «пропустили». Более того, в протоколе можно найти такие отзывы, как «мне чрезвычайно понравилось», «превосходное произведение»… Выписка из протокола заседания Ленконцерта: «Решение: Произведение представляет большой интерес, рекомендовать к постановке». Заминка произошла в обкоме партии – о чем упомянем чуть дальше. Но так или иначе «Орфей» получил путевку в жизнь. Корабль уже стоял в гавани с поднятыми парусами. Дело было за малым: не было команды.

 

Вернуться в раздел "Великие мюзиклы" или читать дальше

 

Copyright © 2004-2015